Семь процентов — мало

Рост ИТ-рынка будет зависеть от кризисных явлений в промышленности. Когда людям нечего есть, они думают о высоких технологиях далеко не в первую очередь, уверен генеральный директор уральского регионального отделения корпорации «Галактика» Сергей Осадчиков

Сергей Осадчиков

— Сергей Иванович, судя по анкете, прирост выручки вашей компании в 2012-м составил 13%, годом ранее было 34%. Чем обусловлен спад динамики?

— Это несколько неверные выводы. В 2011-м произошла флуктуация: в конце года одно из уральских предприятий приобрело у нас большое количество производственных лицензий. Если эту сделку из расчетов исключить, то до 2012-го мы в среднем прирастали на 20 — 23%.

— Но это все равно больше нынешних 13%.

— Сокращение темпов прироста действительно есть. Это в первую очередь связано с тем, что мы стали больше работать на проектах. А маржа там далеко не так велика, как при продаже софта.

— Это осознанное изменение стратегии?

— Я бы не сказал, что это какое-то глобальное изменение стратегии. Мы работаем в довольно узком, немассовом сегменте ERP-систем. И здесь голые лицензии заказчика не интересуют: без услуг, без внедрения, без проекта они не приносят отдачу. Мы даже в рекламе и продвижении делаем упор на узнаваемость бренда, а не на продукт.

Лицензии обычно покупаются тогда, когда нужно решить совсем небольшую локальную задачу. Управление производством к таким явно не относится. Подобные проекты могут длиться несколько лет, потому что в процессе внедрения возникают задачи, которые на начальном этапе не формулировались. Соответственно растягивается и бюджет.  

— IDC отмечает: российский ИТ-рынок по-прежнему hardware-ориентирован. Почему ситуация не меняется?

— Этому есть как субъективные, так и объективные причины. Начнем с первых. Когда перед предприятием стоит задача одновременной покупки софта и железа (обычно так и бывает), предпочтение отдается последнему, потому что оно осязаемо. Сервер, компьютер можно потрогать, в случае чего — перепродать. А ПО — это что-то эфемерное, и далеко не все руководители считают, что за него надо платить.   

Объективный фактор заключается в том, что ПО, продающееся с железом, интеграторы иногда по документам проводят как аппаратное обеспечение. Кому-то так удобнее вести бухгалтерию, кто-то преследует другие цели. Это дает погрешность процентов в десять. 

Еще один важный момент заключается в том, что «гонка вооружений» в ПО толкает предприятие на покупку оборудования. Софт становится все более ресурсоемким, что заставляет заказчиков раз в три-пять лет (а некоторым бюджет позволяет и раз в два года) обновлять парк.

Тем не менее, я уверен, что на горизонте трех-пяти лет доля железа в закупках все же будет снижаться: сегменты софта и ИТ-услуг сегодня растут более динамично. Может, до западных показателей мы не доберемся, но структура закупок должна существенно измениться. 

— Аналитики предрекают ИТ-рынку не слишком оптимистичное будущее: прирост в 5 — 7% в следующие пять лет. Вы с такими прогнозами согласны?

— ИТ-рынок Урала связан с промышленностью. Если в металлургии, машиностроении, энергетике, добыче будут проявляться кризисные явления, и эти отрасли будут расти на 5 — 7% в год, вероятно, та же динамика станет характерна и для сферы информационных технологий. Когда кушать нечего, руководители вряд ли в первую очередь станут думать об ИТ.

Это справедливо, как мне кажется, для любых сегментов. Посмотрим на быстрорастущую сферу интернет-технологий. Сегодня каждый второй сидит в соцсетях, но представим, что завтра в стране засуха или неурожай. Не думаю, что все останутся жить в Facebook или «Вконтакте», большинство будет думать, как прокормиться. И доходы интернет-гигантов резко упадут.  

Когда тяжелые отрасли не работают, информационными технологиями сыт не будешь. Хотя я не думаю, что все сложится настолько печально.

— ERP-системы как никакие другие плотно увязаны с промышленностью. Какой рост вы ожидаете в этом сегменте?

— Не 4% и даже не 7%. Думаю, около 15 — 20%. По крайней мере, мы приложим все усилия, чтобы достичь этого уровня.

 Я недавно разговаривал с руководителем фирмы-поставщика оборудования. И он сказал любопытную вещь: аналитики десять последних лет твердят, что маржи в этом сегменте не будет, надо развивать другие направления, однако его компания до сих пор довольно успешно работает. С ERP-системами история примерно такая же. Эксперты не устают повторять, что большие решения популярностью не пользуются, предприятия сосредоточены на локальных внедрениях, приносящих быструю отдачу. Тем не менее мы находим этот сегмент привлекательным и выгодным. Да, здесь давно не было и, наверное, уже не будет великих прорывов, как в интернет-технологиях. Но в этом есть свои плюсы — возможность долгосрочного планирования и развития.

Главное в интернет-сфере — успеть вложить средства в первые полгода, пока то или иное направление находится на пике популярности. Если не успел, то никакой выгоды, скорее всего, уже не получишь. Но всплеск этот может также быстро закончиться. Так произошло с купонными сервисами. В сегменте ERP-систем картина обратная — сначала взрывной рост интереса, длительные обсуждения, и только через год, три, пять лет начинаются  реальные внедрения.   

Это не значит, что мы стоим на месте. Компания развивает компетенции в узком сегменте управления производственными активами, документооборотом. Причем не обязательно, чтобы все решения выходили под брендом «Галактика». Мы предлагаем клиентам интегрировать продукты близких по взгляду на бизнес компаний, например, систему электронного документооборота Directum. 

— Какие еще сегменты, на ваш взгляд, будут расти опережающими темпами?

— Думаю, бизнес-аналитика. Все-таки руководящий состав наших предприятий постепенно меняется, на смену «красным директорам», опирающимся на бумагу, телефон и личные встречи, приходят менеджеры, понимающие важность ИТ: им необходимо быстро в любом месте и в любое время получить информацию о состоянии компании.