Результат отрицательной селекции

Владимир Ишимов
1 февраля 2016, 00:00
  Урал

Впервые за всю историю страны ею руководит самое высокообразованное и, похоже, самое малоэффективное правительство. «Буржуазная» революция 1991 года сформировала модель олигархической экономики, которая наследовала монополизм советской отраслевой структуры и потребность в авторитарной, но уже буржуазной власти. Для обслуживания этой модели старая структура управления не годилась. Ее заменили на сервильную, с «понимающими» кадрами. Среди «понимающих» оказалось немало «плутующих». И за последнее время многие потеряли самоконтроль

Основная причина явления — в отрицательной кадровой селекции, суть которой еще в 20-е годы объяснил Питирим Сорокин. Речь о кадровом отборе, в результате которого в управленческой иерархии наверху оказываются не лучшие, а лояльные власти. Живучесть этого принципа неплохо объясняется законом иерархической компенсации Седова — Назаретяна: рост разнообразия на верхнем уровне сложной системы ограничивает разнообразие на более низких ее уровнях. То есть чем больше власти и возможностей у чиновничьеолигархической верхушки, тем меньше прав и средств у населения. Народ в массе своей не ропщет: горизонт планирования у него не превышает года, не говоря уже об отсутствии привычки к рефлексии по поводу «кто виноват и что делать».

В этих условиях правящей верхушке можно с кадрами экспериментировать. В технически сложные отрасли направляются гуманитарии: ВПК возглавил политолог Рогозин, Минпромторг — социолог Мантуров. Эти доктора наук мало похожи на революционных матросов Балтики, рекрутированных на хозяйство, которых Сорокин мог бы критиковать за малограмотность. Однако те малограмотные не все были «швондерами», быстро учились и нередко становились эффективными управленцами. Матросы меньше говорили, больше делали и на госказну не покушались. Понятно, не без глупостей, да и высшие цели их деятельности оказались иллюзорны, но заводы и пароходы строились в немалом количестве — хватило на несколько поколений. У реально работающих руководителей не было времени на написание диссертаций, хотя образование они имели профильное. Так, председатель ВПК СССР Юрий Маслюков закончил ленинградский институт «Военмех» и артиллерийское училище. Пригодился ему и опыт руководства заводом «Ижмаш», где производится автомат Калашникова. Нынешние обходятся и без навыков закручивать гайки. Правда, из-за их некомпетентности воруют много. Зато образование позволяет им культурно обосновать перед обществом и начальством причины воровства.

Еще сложнее на региональном уровне. Из невыдуманного: одним министерством промышленности управляет человек, высшая должность которого была слесарь. В области, кующей ракетноядерный щит страны, инновационной политикой ведает спортивный физиолог, правда, со степенью кандидата биологических наук. Не приходится удивляться, что в этой же области Союзом предпринимателей и промышленников руководит выпускник физкультурного института. На организацию внутренней политики «кинули» чиновника, прославившегося на весь земной шар, явно непрозрачными действиями по подсчету голосов на последних выборах в Госдуму. Казалось бы, в условиях почти поголовного высшего образования, наличия огромного арсенала методов кадрового отбора, не должно быть проблем с подбором руководящего персонала. Так почему космонавтов и подводников успешно подбирают, а с руководителями постоянно ошибаются? Главная причина — в современной телеологии властей, ее причудливой ориентации на актуальные цели. 

По Жванецкому: «Нас никогда не сбить с пути — нам все равно куда идти». В условиях такого целеполагания пассионарии-бессребреники не требуются, для поддержания системы выгоднее конформисты, особенно когда для руководителя важнейшим делом является организация собственного «кормления». Ценности в обществе изменились в пользу прагматичного приспособленчества к рыночной жизни. Вот пример, связанный с профессиональным самоопределением. В Ядерном университете МИФИ конкурс по специальности «экономическая безопасность» вчетверо больше, чем на технологические — по обслуживанию ядерных установок. Соответственно, и проходной балл в полтора с лишним раза выше: 276/168. Это значит, что блюсти нравственность будут «отличники», а атомные станции обслуживать «троечники». Желающих охранять больше, чем желающих приумножать. Герой шукшинской пьесы «Энергичные люди» Аристарх втолковывал жене очевидное: «И прокурор твой, и все, кто всерьез занимается экономикой, прекрасно знают, что — воруют. Больше того, какой-то процент, кажется пятнадцать процентов, государственного бюджета отводится специально — под во-ров-ство. Всякое развитое общество живет инициативой... энергичных людей». Сегодня советский спекулянт гордился бы и прозорливостью, и армией последователей. Россия развивается по его правилам, а не по проектам «молодых лаборантов-экономистов», списанным с западных учебников. Тут обошлось без импортозамещения. Победила отечественная технология, емко определяемая как блат.

Результат диффузии блата в общество — деградация управленческой системы. Практика наказания представителей власти за ее разрушение, несмотря на заявления президента о необходимости модной транспарентности ее действий перед налогоплательщиками, отсутствует. Есть хороший средневековый опыт формирования высокого чувства ответственности. В Генуэзской республике региональный правитель, даже не провинившись, должен был с определенной регулярностью доказывать перед судом свою невиновность. Не смог доказать — в тюрьму. А кто накажет представителей президента РФ за слабую работу с кадрами в округах?