Спасительный круг

Сергей Заякин
14 сентября 2020, 00:00
  Урал

Пандемия сплотила и благотворителей, и некоммерческий сектор. Но перестройка форматов, которые требуют от сектора осознания новой реальности и более эффективной работы, не завершена

АНДРЕЙ ПОРУБОВ

В рамках подготовки ежегодного исследования «Благотворительность на Урале» аналитический центр «Эксперт» и журнал «Эксперт-Урал» провели фокус-группу с представителями некоммерческих организаций (НКО), посвященную влиянию COVID-19 на некоммерческий сектор и благотворительность. Представляем краткие результаты.

Денег стало больше

Денег в некоммерческом секторе стало больше, благотворительные бюджеты у многих НКО выросли, — такая новость стала для нас неожиданностью. В этом заслуга прежде всего «фондов фондов» — крупных благотворительных фондов, оказывающих поддержку НКО.

Большинство участников исследования отмечают, что объемы поступлений увеличились, а к постоянным партнерам добавились новые. Как отметила президент ПРОО «Территория Семьи» Анна Зуева, во время пандемии для сектора НКО была запущена беспрецедентная помощь со стороны как государства, так и крупных частных фондов.

— У нас тоже произошел взрыв, мы получили много поддержки от наших партнеров: Фонда Потанина, Фонда Тимченко, и это позволило направить средства как на текущую деятельность, так и на развитие, — подтверждает директор АНО «Семья детям» Лариса Бучельникова.

Причем помощь стала поступать не только от крупного бизнеса, фондов и населения. В работе благотворительных организаций стал активно участвовать малый и средний бизнес. Руководитель социальных проектов СРОО «Добровольческое движение “Дорогами Добра”» Валерий Басай отметил, что малый и средний бизнес сам стал выходить на НКО и предлагать помощь. Теперь НКО думают, как включить сектор МСП в системную благотворительность.

Из негатива: если в апреле-мае количество поступлений, по словам президента СОО «Аистенок» Ларисы Лазаревой, увеличилось в полтора раза, то в летний период начался спад.

Назад в собес

Болезненно участники восприняли вынужденный откат от системной работы к функциям распределения помощи — «функциям собеса». Причиной тому стала неготовность части населения к вынужденной самоизоляции и осложнениям на рынке труда. Как отметила Лариса Лазарева, появились новые целевые группы — люди, оставшиеся без работы: «У них не было “подушки безопасности”, и мы для них собирали обычные продуктовые наборы».

На этом фоне, по словам Валерия Басая, стало очевидно, «что есть некоммерческие организации, которые много времени за письменными столами проводят, отчеты пишут, рассказывают о своей деятельности.

И есть другая группа НКО, которая очень активна в социальном поле, активно в пандемию включилась именно в оказание социальной помощи».

Вынужденная цифровизация

Карантинные меры существенно сократили или свели на нет число очных мероприятий, проводимых НКО. Пандемия скорректировала не только текущие, но и стратегические планы. Так, ПРОО «Территория Семьи» хотела в этом году дать старт созданию целевого капитала на помощь семьям Пермского края. Но проект перенесли на следующий год: сейчас важнее сохранить текущую деятельно, а запускать в текущих условиях фандрайзинговую кампанию рискованно.

Неоднозначно участники восприняли и вынужденную цифровизацию. Ограничения, связанные с COVID-19, активизировали включение в арсенал НКО инструментов цифровизации — от проведения встреч онлайн до сбора средств в интернете.

— У нас много просветительских проектов, работа с лекциями, с профессионалами, с родителями. Все семинары ведутся на площадках Zoom и других, — рассказывает Лариса Бучельникова. — Мы записываем цифровые продукты в виде цикла лекций «Мир детей в пространстве взрослых». Делаем ролики и подкасты на наши узкие специализированные темы. Плюс школа приемных родителей, которую мы только запустили: в марте успели выпустить очную группу, а в апреле-мае уже выпустили две группы приемных родителей в онлайн-режиме.

Оптимизм коллег разделяет Валерий Басай, в цифровой трансформации он видит перспективы роста: «Мы решили вложиться в цифровые изменения — решили переводить пожертвования больше в электронные формы, нанимаем программу разработчиков, меняем сайт».

Однако панацеей онлайн не стал. По словам Анны Зуевой, не все подопечные «Территории Семьи» имеют возможность получать такие услуги, потому что даже если у НКО есть техническая возможность, у них ее нет. По оценкам Анны Савельевских, из каждых десяти человек, которые занимались со специалистами «Открытого города», после введения карантина смогли заниматься онлайн только один-два.

Кроме того, как отмечает руководитель Медиацентра УралДобро Яна Смирнова, волонтеры скучают по живому взаимодействию: «Целиком в онлайн нельзя перевести молодежные проекты. Тем не менее мы понимаем, что нужно системно думать о развитии онлайн-форм работы с молодежью». Эта работа требует системного подхода и серьезного вложения сил и средств.

Что требуется от государства

Если помощь со стороны крупных фондов поддержала сектор НКО в трудный период, то поддержку со стороны государства получить или сложно, или она сильно запаздывает.

— В регионе есть большая проблема с получением в аренду помещений от государства, — приводит пример Анна Савельевских. — Соответственно многие НКО сидят на коммерческой аренде. Если бы государство отреагировало вовремя и разъяснило арендодателям значение некоммерческих организаций в период кризиса, это была бы помощь.

Также НКО не хватало информации о мерах поддержки, а часто и профессиональной помощи. Сектору НКО, например, «нужны опытные кадры, хороший бухгалтер в организации, чтобы, например, подать заявление на кредит», говорит Анна Зуева.

Долгосрочным эффектом работы в кризис стало понимание того, что некоммерческий сектор обществу и государству нужен, что он обладает большим экономическим потенциалом. И сам сектор консолидировался — в мае для взаимной поддержки была создана коалиция НКО.

Мы выражаем благодарность всем участникам фокус-группы. Результаты исследования будут представлены на конференции «Благотворительность-2020. Новая реальность» 30 сентября 2020 года. Полная версия будет опубликована в октябре на сайтах журнала «Эксперт-Урал» и Уральского федерального университета.