Недропользователям нужны юниоры

Крупные горно-металлургические компании в поисках вариантов для расширения истощающейся рудной базы. Предложенная правительством РФ юниорная геологоразведка как альтернатива собственной приживается тяжело, но позитивные примеры работы уже есть

Крупные горно-металлургические компании в поисках вариантов для расширения истощающейся рудной базы. Предложенная правительством РФ юниорная геологоразведка как альтернатива собственной приживается тяжело, но позитивные примеры работы уже есть

Правительство РФ в октябре текущего года утвердило проект Минприроды «Геология: возрождение легенды». Благодаря этой программе власти рассчитывают, что к 2030 году ресурсная база по нефти, газу, золоту, серебру, цинку, свинцу и другим редким металлам будет расти в полтора раза быстрее, нежели объемы добычи этих материалов. Уже к 2024 году планируется открыть более 20 перспективных площадей для лицензирования твердых полезных ископаемых. Для этого в разы будет увеличено финансирование геологоразведочных работ (ГРР) со стороны государства.

Неконкурентная борьба

С 2018 по 2020 год в стране наблюдалась обратная тенденция: недропользователи вложили в поиск твердых полезных ископаемых около 140 млрд рублей, а из бюджета на эти цели, по данным Счетной палаты РФ, было выделено около 14 млрд рублей.

Между тем участники отрасли говорят и еще об одной тенденции, которая существует в России последние несколько лет.

В 2016 году Минприроды РФ подписало приказ № 583, который позволяет без аукциона по заявительному принципу передавать лицензии на месторождения той компании, которая проводила там ГРР. Когда деньги в проект инвестирует частная компания — это вполне справедливая закономерность. А вот если разведку финансировали за бюджетный счет (единственным поставщиком услуги по ГРР для

Роснедр и их структур является холдинг Росгео. — «Э-У»), передача лицензий структурам Росгео и дальнейшая перепродажа их частному бизнесу вызывает закономерные вопросы участников рынка. При проведении конкурентных аукционов бюджет страны пополнился бы серьезными финансовыми ресурсами.

Уральские горняки решили через суд отменить один из пунктов приказа Минприроды, который предоставляет Росгео приоритетное право получения лицензий.

Заявление в Верховный суд РФ подала Русская медная компания. Медники настаивают на «признании недействующим п. 1.7 главы V Порядка рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения недр, утвержденного приказом Минприроды России № 583». Предварительное заседание намечено на 9 декабря.

«Данный пункт приказа ограничивает конкуренцию. Компания выступает за то, чтобы возможности юридических лиц в получении лицензий были равными, без каких-либо исключений. Это прямо предусматривает закон о недрах», — подчеркнули в пресс-службе РМК. Юристы холдинга настаивают на признании спорного приказа недействительным со дня его принятия, то есть с 10 ноября 2016 года. Соответственно в случае удовлетворения требований в судебном порядке могут быть обжалованы многие решения структур Роснедр, которые передавали Росгео лицензии на месторождения, разведанные за государственный счет.

РМК столкнулась с такой ситуацией в начале 2021 года в Красноярском крае. Несмотря на то, что компания заявляла о своем намерении участвовать в аукционах на предоставление лицензий на Сухопитский участок и Токминскую площадь, Центрсибнедра отказали во включении их в перечень месторождений, предлагаемых для предоставления в пользование с целью проведения геологоразведки и добычи полезных ископаемых. Аукцион проводить не стали, а на основании заявительного принципа закрепили месторождения цинка и свинца за АО «Росгео», которое разведывало эти площадки по заказу региональной структуры департамента по недропользованию.

Запретная зона

В сложившейся ситуации горно-металлур­гические компании вынуждены вкладывать огромные средства в поиск новых интересных с геологической точки зрения площадок, так как накопленные десятилетиями знания о перспективных месторождениях и территориях для поиска таковых зачастую применить невозможно.

— На территории Урала сейчас сформировался искусственный дефицит мине­рально-сырьевой базы, — считает председатель НО «Союз золотопромышленников Урала» Александр Ястребков. — Когда я смотрю геологические отчеты по балансу, вижу, что запасов хватит еще лет на 90 работы предприятий, исходя из тех объемов, которые мы сегодня добываем. А когда начинаешь разбираться более детально, выясняется, что больше половины месторождений невозможно отработать. Они находятся на площадях особо охраняемых природных территорий или в водоохранных зонах рек. Живем на Урале, и с этим ничего не поделаешь. Я понимаю, что законы завтра никто не отменит. Маловероятно, что мы в ближайшее время сможем работать с этими запасами.

Чтобы дополнительно стимулировать частные компании к увеличению объемов разведки и финансирования этих проектов, власти РФ разработали механизм юниорной разведки. Основная цель такой деятельности — геологическое изучение недр, поиск полезных ископаемых и открытие новых перспективных месторождений.

В последующем юниоры привлекают к освоению площадок крупный бизнес с инвестициями, трудовыми ресурсами и мощностями для добычи и обогащения.

Рыночная альтернатива

— Проблемы юниорной геологоразведки лежат в зоне, очерченной по пери­метру защитой прав собственности, государственным регулированием недропользования и сложностями привлечения инвестиций. Юниоры — это прежде всего малый частный бизнес, в то время как ресурсы находятся в исключительной собственности государства, и любые действия по отношению к ним жестко контролируются. Начнем с того, что оформление лицензий может длиться месяцами, а то и годами, — рассказывает аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачев.

В противовес описанной выше ситуации с разведанными государством запасами, у юниоров нет гарантии, что найденные ресурсы после постановки на государственный учет останутся в их распоряжении, а не будут выставлены государством на аукцион. «Еще одна загвоздка в том, что лицензии выдаются не на объект, а на юридическое лицо. Продать лицензию невозможно, только вместе с юрлицом. Значит, нужно создавать отдельные компании на каждый участок с лицензией. Но не каждый участок принесет результат. Необходимо выстраивать вертикальную структуру, чтобы распределить и сбалансировать затраты и отдачу», — считает Алексей Калачев.

Пока юниорный бизнес слабо развит, но успешные примеры такой работы в России уже есть. Бывший металлург, а впоследствии глава Нижнего Тагила и губернатор Магаданской области Сергей Носов в 2019 году стал инициатором создания АО «Региональная юниорная геологоразведочная компания» (РЮГК). Юрлицо было создано властями Магаданской области и золотодобывающим ПАО «Сусуманзолото».

«По инициативе губернатора Сергея Носова ставки делаются на добычу меди и сопутствующих полезных ископаемых. Он неоднократно говорил, что это позволит превратить Колыму в полностью бездотационный регион страны. Доходы от меди и других полезных ископаемых могут значительно превысить таковые от золота и серебра», — сообщили в пресс-службе правительства Магаданской области. По данным пресс-службы, компания была создана с целью привлечения инвесторов в регион уже на подготовленные участки.

В 2020 году РЮГК занималась поисковыми работами на трех участках Приохотской перспективной площади, общий ресурсный потенциал которой оценивается до 8,9 млн тонн меди. Компания уже получила лицензию на участки площадью около 500 кв. км в Ольском районе.

«Серьезный интерес к развитию юниорного направления в Магаданской области высказали Уральская горно-металлур­гическая компания, Русская медная компания, KAZ Minerals и ряд иностранных инвесторов», — говорят в правительстве Колымы. Примечательно, что в начале октября текущего года министр природных ресурсов и экологии Магаданской области Олег Косолапов заявил о возможных перспективах захода Русской медной компании на медные месторождения региона, уточнив, что площадку осмотрела делегация компании во главе с президентом Всеволодом Левиным.

Среди крупных горнодобывающих компаний есть и те, кто уже активно поддерживает развитие юниорного движения. Например, «Полиметалл», который ежегодно проводит конкурс юниорных проектов с целью выявить перспективные проекты в сфере недропользования, представляющие практический интерес для компании, и привлечь к взаимовыгодному сотрудничеству геологоразведочные организации.